"От диктатуры пролетариата к закону джунглей". Декабрь 1990 г.

( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )


"Рука, снабжающая товарами продуктовые лавки, правит миром".
Курт Воннегут "Колыбель для кошки"

     Почти полгода назад в газете «Советская культура» от 25 августа 1990 года в интервью зам. Председателя Совмина РСФСР Г. Фильшина прозвучали отрезвляющие слова: "Наша экономика сегодня к переходу к рынку не готова в значительно большей степени, чем это можно было предположить". Как хотелось тогда надеяться, что это начало всеобщего прозрения! Тем не менее, мы все еще кидаемся из одной крайности в другую. Теперь вот от диктатуры всеобщей уравниловки мчимся к другой диктатуре - рыночной, не отдавая, видимо, себе отчета, чем может обернуться для общества этот крутой поворот.

     Руководством страны разрекламирован и начат очередной эксперимент над многомиллионным народом: переход от плановой к рыночной экономике. Очевидно, что это вынужденная мера, поскольку страна, охваченная тяжелейшим экономическим кризисом - следствием некомпетентного и недобросовестного управления плановой экономикой. А по сути народу предложен остроумный вариант: выкручивайся, как хочешь, а наше дело собирать налоги.

     Показательно, что в обсуждении рыночной реформы приняли участие многие ученые, академики, экономисты, философы, политики, т. е. теоретическая группа. В стороне же практически остались руководители предприятий, заводов, колхозов, рабочие, служащие и крестьяне, т. е. основная производительная сила общества. И пока продолжаются дебаты о путях перехода к рынку, пока эксперты продолжают теоретизировать, ссылаясь на опыт то США, то Венгрии, то Польши и обещая, что неизбежные трудности окупятся грядущими благами, народ пребывает в ужасе перед неизвестностью, к которой его толкает предложенная программа перехода к рынку.

     Ибо поскольку рыночные отношения означают введение свободных цен, складывающихся стихийно, из соотношения спроса и предложения, то в условиях тотального - реального или искусственного - дефицита товаров при этом переходе можно ожидать только одного: гигантского взлета цен, катастрофического падения жизненного уровня народа и социальных взрывов как последствий инфляции и полного развала экономики. А что так будет - это несомненно, поскольку разрушить сложившуюся структуру производственных и товарных отношений можно быстро, создание же новых потребует не нескольких сотен дней, а, может быть, десятка лет.

     Теоретики реформ пытаются убедить нас в высокой эффективности рыночных отношений: " Чем цена выше себестоимости, тем больше прибыли приносит производство такого продукта. А чем больше прибыли, тем больше желающих производить такой продукт. А чем больше желающих производить, тем, естественно, больше продукта производится. А это, в свою очередь, снижает спрос и повышает предложение, а значит, цена понижается". Все просто и красиво в теории, «да забыли про овраги»! Повышение цен на товар вовсе не обязательно приведет к увеличению его производства.

     Реформаторы словно забывают о том, что, кроме желания производить какой-либо продукт нужно иметь еще и возможности. Да и желания расширять производство может не возникнуть как у монополиста, так и у группы конкурентов, если и за малое количество товара можно получать сверхприбыль.

     Вот сейчас, чтобы насытить наш рынок товарами, нужно примерно удвоить нынешнее наличие производственных мощностей, сырья, транспорта, горючего, энергии, квалифицированных кадров, новейших технологий. Откуда вдруг эти резервы сейчас у нас возьмутся и за какой реальный срок, даже и имея их, можно получить эффективные результаты? За 500 дней? Наивно! При нынешнем состоянии дорог и механизмов, дефиците транспорта и горючего, отсутствии оптимальной организации и эффективных средств переработки мы оказались не в состоянии даже убрать без гигантских потерь неслыханный урожай прошедшего лета.

     И что же может в этом изменить рынок? За полтора года радикально улучшить ситуацию? Конечно, нет. А вот ввергнуть полстраны в беспросветную нищету, пожалуй, сможет. Предприимчивые коммерсанты уже продавали пшеничную муку (хлеб насущный) по цене, шестикратно превышающей государственную, и это в урожайный год! Мясо на рынке вдесятеро дороже госцены, масло в пятнадцать раз, да его еще и попросту нет в продаже. Пока сработает (если сработает) механизм закона стоимости и что-то из продуктов появится в свободной торговле по доступным ценам, пройдет немало времени, и сколько людей за этот срок попросту вымрет от недоедания, болезней, вызванных некачественным и несбалансированным питанием!

     Давайте поставим проблему с головы на ноги: ведь не человек должен существовать для рынка, а рынок для человека! В конечном итоге не рынок же сам по себе является целью и смыслом экономики! Цель - оптимально организованное производство товаров и оказание услуг для людей. Рынок при этом является не средством (средства - производители) и не инструментом даже, но скорее - следствием, индикатором и регулятором этой оптимизированной экономики. Рынок существует, когда есть чем торговать, есть товары. В ином же случае, при их дефиците, налицо рынок денег, диктатура цен, никак уже не связанных с затратами на сырье и производство товара, то есть, вымогательство и грабеж, закон джунглей, аукцион на средства существования: кто больше даст, тот и выживет. Ценность человеческой жизни при этом стремится к нулю!

     Видимо, нам пока еще недоступен быстрый переход к рыночным отношениям цивилизованным способом. Нам проповедуют: «При цивилизованном рынке спекуляция невозможна, потому что невозможен дефицит». Но эта формула относятся к тем государствам, где бывают кризисы от перенасыщения товарами, но не к нашему, где дефицит давно стал нормой бытия, а спад производства товаров повседневного спроса привел к теперешнему тупику. Поэтому не свобода цен сейчас нужна (пока она ведет лишь к усугублению кризиса), но свобода производства товаров народного потребления, максимальное стимулирование выпуска самого насущного наряду с оздоровительными мерами в ценообразовании и с компенсационными мероприятиями для населения. Иначе нас ждет Ходынка всесоюзного масштаба.

     Не надо забывать, что процветающие ныне в условиях рыночной экономики развитые страны шли к этому долгим и трудным путем, через кризисы и колоссальные социальные коллизии, а достигли они своей цели не благодаря рынку самому по себе, но с помощью новейших технологий, научных открытий, технического прогресса, оптимальной организации производства, компьютеризации - словом, всего того, что называется культурой и чего в первую очередь так не хватает нам! Прежде чем переходить к цивилизованному рынку. нужно наладить цивилизованное производство, иначе крах страны неизбежен.

     Очень наивно надеяться на то, что рынок в наших условиях даст возможность хотя бы следующему за нами поколению жить относительно благополучно: пока рынок работает лишь на истребление народа. Надо учитывать, что психологически мы также не готовы к тому рынку, каким видится он в нашей стране в представлениях иных идеалистов, хотя эта новая идеология навязывается нам сейчас не менее назойливо, чем прежде коммунистическая. С той разницей, что на смену лозунгу "человек человеку - друг, товарищ и брат" идет другой принцип: "человек и человеку - продавец, покупатель, конкурент и товар"; отсюда недалеко и до древней формулы "человек человеку - волк". Выходит, что, не сумев построить процветающее государство на началах разума, мы вынуждены теперь строить его заново на основе обыкновенной человеческой жадности?

     Попытка «загнать» страну в благосостояние путем введенных поспешно и «на авось» рыночных отношений, стихии цен, культа бизнеса может быть оплачена жертвами тех же масштабов, что и гекатомбы сталинских времен или былые китайские теории типа «пусть в третьей мировой войне погибнет половина человечества, зато оставшиеся будут жить счастливо». Все дела, человеческие имеют, помимо ожидаемых результатов, намного больше неожиданных и нежелательных последствий. Любая программа перехода страны к рыночным отношениям должна учитывать это: каждый шаг перехода должен предусматривать возникновение негативных явлений и возможность их нейтрализации. Наивно полагать. что народ может вынести абсолютно все.

Декабрь 1990 г.         ( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )